Авторизация
 
Вы здесь: » » Эрих Мария Ремарк. Триумфальная арка

Цитаты из книги Эрих Мария Ремарк. Триумфальная арка

***
Она была очень хороша, и он знал, что любит её. Она не была прекрасна, как статуя или картина; она была прекрасна, как луг, овеваемый ветром. В ней билась жизнь, та самая жизнь, которая, случайно столкнув две клетки в лоне матери, создала её именно такой.

***
Боже мой, в нашей проклятой жизни было так мало легкомыслия! Война, голод - всего было вдоволь. А перевороты, а инфляция... Но уверенности, беззаботности, покоя и свободного времени у нас не было никогда.

***
Иногда не понимаешь простейших вещей, подумал он; в одной и той же комнате два человека; один смертельно болен, а другой к этому совершенно равнодушен.

***
- Ты так много пьёшь! Зачем тебе столько пить? - Жоан, - сказал Равик. - Настанет день и ты скажешь 'Слишком много'. 'Ты слишком много пьёшь', - скажешь ты, искренне желая мне добра. В действительности, сама того не сознавая, ты захочешь отрезать мне все пути в некую область, не подчинённую тебе.

***
В хладнокровных размышлениях можно растворить ненависть и обратить её в целеустремленность.

***
Крыс нужно уничтожать, а не затевать с ними грызню.

***
Случайностей нет только в хорошей литературе, в жизни же они бывают на каждом шагу, и притом - преглупые.

***
В том-то и ужас всей жизни, что мы никогда не чувствуем последствий наших поступков.

***
Ты любишь буйную игру крови, но твое сердце остается пустым, ибо человек способен сохранить лишь то, что растет в нем самом. А на ураганном ветру мало что может произрастать.

***
Опять эта проклятая раздвоенность - делаешь одно, думаешь о другом. И давай-ка посидим, полюбуемся красивейшей в мире улицей, восславим этот мягкий вечер и хладнокровно плюнем отчаянию в морду.

***
Мы вместе, надолго ли, нет ли - кто знает? Мы вместе, и этого достаточно. К чему нам всякие церемонии?

***
Мне вдруг всё здесь надоело. Хочу вернуться домой и выйти замуж. По-настоящему, по-старомодному. И детей хочу иметь, и совсем успокоиться, и славить Господа, и радоваться жизни.

***
Конечно, это по-варварски примитивно... но в затруднительных ситуациях именно примитив самое лучшее. Утончённость хороша лишь в спокойные времена.

***
Любовь изрешетила меня насквозь, мне кажется, я могу заглянуть внутрь себя. Я так люблю тебя, и сердце мое разметалось, как женщина под взглядом мужчины на пшеничном поле. Мое сердце так бы и распласталось сейчас по земле, по лугу. Так бы и распласталось, так бы и полетело. Оно сошло с ума. Оно любит тебя.

***
Мне хочется думать, что у нас дети и парк, а у тебя будущее, что ради тебя я отказалась от блестящей карьеры, что через 20 лет мы все еще любим и ревнуем друг друга, а я для тебя по-прежнему красива и не могу уснуть ночью, если нет тебя.

***
И если ты будешь меня любить в четыре часа утра, мы сделаем так, чтобы всегда было четыре часа; вместе со временем мы полетим вокруг Земли, и оно остановится для нас.

***
Я люблю тебя и буду любить, пока не перестану дышать. Я это твердо знаю. Ты мой горизонт, и все мои мысли сходятся к тебе. Пусть будет что угодно – все всегда замыкается на тебе.

***
... когда бесконечное 'почему' превращается наконец в определенное 'ты'...

***
К чему искусственно драматизировать вполне естественный акт? Странное чувство пустоты, вызываемое всяким «после».

***
Мужчина — не мужчина, если деньгами распоряжается его жена.

***
Уже никто не верит, что можно спокойно состариться, живя на свои сбережения. Каждый чует запах гари и старается урвать от жизни все, что только может.

***
- Он прав. Ведь он ехал по главной магистрали. Зачем же ругаться? - Ясно, прав. Потому-то я и ругаюсь.

***
Как много придумано слов для простого, дикого, жестокого влечения двух человеческих тел друг к другу.

***
Настоящая трагедия должна быть короткой.

***
Преступность - это нормальная реакция нормальных людей на ненормальные условия жизни.

***
Возможно ли удержать её? Разве смог бы он её удержать, если бы вёл себя иначе? Можно ли вообще что-нибудь удержать, кроме иллюзии? Но разве недостаточно одной иллюзии? Да и можно ли достигнуть большего?

***
Слишком хорошо жил раньше, - подумал он. - Всего было вдоволь, теперь всё исчезло, вот и тоскует.

***
- А можно радоваться одной? - Нет. Для этого всегда нужен ещё кто-то. Тоска по оставленному или покинувшему нас человеку как бы украшает ореолом того, кто приходит потом.

***
Ничто так не утомляет, как болтовня.

***
Лишь фантазия способна превратить факты, эти шесты с веревками для сушки белья, во флагштоки, на которых развеваются полинялые знамена наших грез.

***
Бессмысленно сидеть на одном месте часами и ждать.

***
- Мало ли на свете людей, похожих друг на друга. - Да, но есть лица, которые никогда не забываются.

***
Внезапно он почувствовал себя идиотом, - хотел сохранить независимость, а поступил бестактно.

***
Странно, как всё, к чему прикасается тело - постель, белье, даже ванна, - лишившись человеческого тепла, мгновенно мертвеет. Утратив тепло, вещи становятся отталкивающими.

***
Если ты в пути, ничто не должно удерживать тебя, ничто не должно волновать. Разве что мимолетная связь, но ничего больше.

***
Когда жизнь так беспокойна, лучше не привыкать к слишком многим вещам.

***
Понял, что не только его разум, но и вся его плоть: руки и нервы и какая-то странная, не свойственная ему нежность, - всё ждёт её. Она умильно смотрела на него, как кошка, которая делает вид, будто любуется птичкой.

***
Леса любви, словно по волшебству выросшие во мраке ночи, теперь снова маячат бесконечно далеким миражом над пустыней мира...

***
Лучше на мгновение испытать стыд, зато потом наслаждаться покоем.

***
Как хорошо, что ты здесь.

***
Ты смеёшься надо мной. Я это знаю, но мне все равно. Я чувствую, что снова живу, и чувствую это всем своим существом... Я дышу не так, как дышала, мой сон уже не тот, что прежде, мои пальцы снова стали чуткими, и руки мои не пусты, и мне безразлично, что ты обо всем этом думаешь и что скажешь... И я счастлива... Я без опаски говорю тебе об этом, пусть даже ты будешь смеяться и издеваться надо мной.

***
Иной раз забыться куда важнее, чем хорошо поужинать.

***
От маленькой пустой комнаты веяло безнадежностью, тоской и ноябрем.

***
Скорбь скорбью, а факты фактами. Посмотри правде в лицо, признай её. Этим ты нисколько не оскорбишь память погибших. Только так можно выжить.

***
Он смотрел на открытую брюшную полость, обложенную белыми салфетками. В резком электрическом свете они казались белее свежевыпавшего снега, в котором зиял алый кратер раны. Кэт Хэгстрем, тридцати четырех лет, своенравная, изящная, с загорелым тренированным телом, полная желания жить, - приговорена к смерти чем-то туманным и незримым, исподволь разрушающим клетки ее организма.

***
- Я тебя люблю. - Но ты же меня практически не знаешь? - А какое это имеет отношение к Любви? Даже в самые тяжёлые времена надо хоть немного думать о комфорте.

***
Иногда и любовь не в радость, не правда ли?

***
Он смотрел на её лицо, заслонившее весь мир, вглядывался в него и понимал, что только фантазия влюблённого может найти в нем так много таинственного. Он знал – есть более прекрасные лица, более умные и чистые, но он знал также, что нет на земле другого лица, которое обладало бы над ним такой властью. И разве не он сам наделил его этой властью?

***
Я – ничто, если я одна. Я ничто без тебя.

***
Мы! Какое необычное слово! Самое таинственное на свете.

***
В далеком прошлом у людей родились мысли, которые сегодня презираются и высмеиваются, но мысли эти возникли и останутся навсегда, и это само по себе было утешением.

***
С ними не следует заводить дискуссий, подумал он. Всегда остаешься в проигрыше. Что им логика? Они выворачивают ее наизнанку. Словами тут не поможешь, тут нужны дела.

***
- За кого ты меня принимаешь, Жоан? - сказал он. - Посмотри лучше в окно, на небе сплошь - багрянец, золото и синева... Разве солнце спрашивает, какая вчера была погода? Идет ли война в Китае или Испании? Сколько тысяч людей родилось и умерло в эту минуту? Солнце восходит - и все тут. А ты хочешь, чтобы я спрашивал! Твои плечи, как бронза, под его лучами, а я еще должен о чем-то тебя спрашивать? В красном свете зари твои глаза, как море древних греков, фиолетовое и виноцветное, а я должен интересоваться бог весть чем? Ты со мной, а я, как глупец, должен ворошить увядшие листья прошлого? За кого ты меня принимаешь, Жоан? Она отерла слезы. - Давно уже я не слышала таких слов. - Значит, тебя окружали не люди, а истуканы.

***
Уйдем из мрака, холода и дождя! Хоть на несколько дней.

***
Опять кому-то некуда идти, подумал он. Это следовало предвидеть. Всегда одно и то же. Ночью не знают, куда деваться, а утром исчезают прежде, чем успеешь проснуться. По утрам они почему-то знают, куда идти. Довольно часто мне очень хотелось, чтобы кто-то хотя бы заговорил со мной! Лишь бы не чувствовать себя пустым местом, шагающим автоматом! Лишь бы на тебя взглянули чьи-то глаза – глаза, а не камни! Лишь бы не метаться по городу, как отверженная, словно ты попала на чужую планету!

***
- А ты – там, наверху, - сказал он, рассмеявшись, и обращаясь к освещенному окну и не замечая, что смеется. – Ты, маленький огонек, фата-моргана, лицо, обретшее надо мной такую странную власть; ты, повстречавшаяся мне на планете, где существуют сотни тысяч других, лучших, более прекрасных, умных, добрых, верных, рассудительных... Ты, подкинутая мне судьбой однажды ночью, бездумная и властная любовь, ворвавшаяся в мою жизнь, во сне заползшая мне под кожу; ты, не знающая обо мне почти ничего, кроме того, что я тебе сопротивляюсь, и лишь поэтому бросившаяся мне навстречу. Едва я перестал сопротивляться, как ты сразу же захотела двигаться дальше. Привет тебе! Вот я стою здесь, хотя думал, что никогда уже не буду так стоять. Дождь проникает сквозь рубашку, он теплее, прохладнее и мягче твоих рук, твоей кожи... Вот я стою здесь, я жалок, и когти ревности разрывают мне все внутри; и я хочу и презираю тебя, восхищаюсь тобою и боготворю тебя, ибо ты метнула молнию, воспламенившую меня, молнию, таящуюся в каждом лоне, ты заронила в меня искру жизни, темный огонь...

***
Если ты поступаешь не правильно, а тебе никто не делает замечаний, это значит, что на тебя просто махнули рукой. Когда ты понимаешь, что что-то делаешь плохо, но никто тебе ничего не говорит, это плохой знак. Может быть, тебе и не хочется слышать критику, но чаще всего нас критикуют те, кто нас действительно любит, кому мы небезразличны.

***
-... Смотри, там наверху закоченели голые звезды. До чего быстро замерзаешь, когда остаешься одна! Даже в жаркую погоду. А вдвоем - никогда. - Можно и вдвоем замерзнуть. - Нам с тобой это не угрожает. - Разумеется...

***
Куда девались все треволнения сердца? Они заглохли в мрачной суетности бытия.

***
Трудно вырвать деньги у француза. Трудней, чем у еврея. Еврей видит сделку, а француз - только деньги, с которыми надо расстаться.

***
Немая власть вещей. Тривиальная и пошлая привычка.

***
... толпы торопливых парижан устремились к метро, точно к глубокой пропасти, куда бросаешься, чтобы принести себя в жертву некоему сумрачному божеству.

***
Потерял навсегда – безвозвратно. Нельзя уже более надеяться, что она просто ошиблась, запуталась, что она еще может опомниться и вернуться. Хорошо знать все до конца, особенно когда разыгравшееся воображение начнет снова затемнять рассудок. Мягкая, неумолимая, безнадежно грустная химия! Сердце, однажды слившееся с другим, никогда уже не испытывает того же с прежней силой.

***
Он жил, и этого было достаточно. Он жил в неустойчивую эпоху. К чему пытаться что-то строить, если вскоре все неминуемо рухнет? Уж лучше плыть по течению, не растрачивая сил, ведь они - единственное, что невозможно восстановить. Выстоять! П родержаться до тех пор, п ока снова не появится цель. И чем меньше истратишь сил, тем лучше - пусть они останутся про запас. Жалко тратить время на сон. Ведь когда ты спишь, жизнь уходит.

***
Странно, как часто правда кажется неправдоподобной.

***
Кто знает, для какой войны он рождён!

***
- Вы понимаете слова? - 'Я вас любил..' - романс на стихи Пушкина. - Вы знаете русский? - Так, насколько меня обучил ему Морозов. Главным образом ругательства. В этом смысле русский - просто выдающийся язык.

***
Определенность никогда не причиняет боли. Боль причиняет лишь всякое «до» и «после»

***
У того, кто отовсюду гоним, есть лишь один дом, одно пристанище - взволнованное сердце другого человека.

***
Я анатомирую своё чувство, как труп в морге, но от этого моя боль становится в тысячу раз сильнее. Знаю, что в конце концов всё пройдет, но это мне не помогает.

***
Мы оторваны от всего, у нас остались одни только сердца. Я был где-то на луне и теперь вернулся... и ты здесь, и ты - жизнь. Ни о чём не спрашивай. В твоих волосах больше тайны, чем в тысяче вопросов.

***
Из чужого сердца не выбросишь никого и ничего.

***
Кто объясняется - тот уже оправдывается. Все несчастья начались с того, что мы обрели способность мыслить.

***
Мне нужно, чтобы мною восторгались! Хочу, чтобы из-за меня теряли голову! Чтобы без меня не могли жить! А ты можешь!

***
Теперь же книги превратились для него в своего рода оборонительный вал, и хотя реальной защиты они не давали, в них всё же можно было найти какую-то опору. Они не особенно помогал жить, но спасали от отчаяния в эпоху, когда мир неудержимо катился в непроглядную тьму мрачной пропасти. Они не давали отчаиваться, и этого было достаточно.

***
Только самые простые вещи никогда не разочаровывают.

***
Комната, чемоданы, какие-то вещи, стопка потрепанных книг - немного нужно мужчине, чтобы жить.

***
Бессмысленно изводить себя, раз ничего нельзя сделать.

***
Будем подобрее, если только можем и пока можем, ведь нам в жизни еще предстоит совершить несколько так называемых преступлений.

***
Потому что сейчас ночь. Потому что, если хотите знать, все мы словно искорки, гонимые неведомым ветром.

***
– Отвлекает. Шахматы гораздо совершеннее карт. В картах все зависит от случая. Они недостаточно отвлекают. А шахматы – это мир в себе. Покуда играешь, он вытесняет другой, внешний мир. – Профессор поднял воспаленные глаза. – А внешний мир не так уж совершенен.

***
– Дождь, – проговорила она. – Я выезжала из Вены – шел дождь. Проснулась в Цюрихе – по-прежнему дождь. А теперь здесь… – Она задернула портьеры. – Не знаю, что со мной творится. Наверно, старею. – Так кажется всегда, когда ты ещё молод. Она лежит, гибкая, изменчивая, зовущая; женщины, которую он недавно знал, нет и в помине. Сейчас она обворожительна, прелестна, как только может быть прелестна женщина, которая тебя не любит.

***
Это будут твои последние слова перед тем, как ты меня оставишь. Ты скажешь, что именно я бросил тебя. И приведешь немало доводов… И сама поверишь в них… И будешь права перед древнейшим судом мира – природой.

***
– Равик, – проговорил он отеческим тоном, и на его лице внезапно отразились степи, дали, луга и вся мудрость мира. – Не говори глупостей. Она порядочная стерва. – Как как? – переспросил Равик. – Стерва. Не б… а именно стерва. Был бы ты русским, понял бы.

***
... Жила-была волна и любила утес, где-то в море, скажем, в бухте Капри. Она обдавала его пеной и брызгами, день и ночь целовала его, обвивала своими белыми руками. Она вздыхала, и плакала, и молила: 'Приди ко мне, утес!' Она любила его, обдавала пеной и медленно подтачивала. И вот в один прекрасный день, совсем уже подточенный, утес качнулся и рухнул в ее объятия. И вдруг утеса не стало. Не с кем играть, некого любить, не о ком скорбеть. Утес затонул в волне. Теперь это был лишь каменный обломок на дне морском. Волна же была разочарована, ей казалось, что ее обманули, и вскоре она нашла себе новый утес.

***
Странная ночь, - подумал он. - Где-то сейчас стреляют, где-то преследуют людей, бросают в тюрьмы, мучают, убивают, где-то растаптывают кусок мирной жизни, а ты сидишь здесь, знаешь обо всем и не в силах что-либо сделать... В ярко освещенных бистро бурлит жизнь, и никому ни до чего нет дела...

***
- Плохая погода, - сказал он. - Нет, - ответила она. - Для меня хорошая. - Почему? - Потому что не надо выходить на улицу.

***
Выпьем за красоту... за вечную прелесть мгновения. Ты знаешь, что еще дано человеку, и только ему? смеяться и плакать... А также упиваться. Упиваться водкой, вином, философией, женщинами, надеждой и отчаянием. Но знаешь ли ты, что известно человеку, и только ему? Что он умрет. В качестве противоядия ему дана фантазия. Камень реален. Растение реально. И животное реально. Они устроены разумно. Они не знают, что умрут. Человек это знает.

***
- Я принадлежу тебе. Почему я прихожу сюда? Почему стою у твоей двери? Почему жду тебя? Ты меня прогоняешь, а я прихожу снова. Я знаю, ты не веришь мне и думаешь, что у меня есть какие-то другие причины. Какие же могут быть еще причины? Если бы другой был для меня всем, я бы не приходила к тебе. Забыла бы тебя. Ты сказал, что у тебя я ищу лишь уверенности и покоя. Неправда.

***
Любовь! Что только не прикрывается её именем! Тут и влечение к сладостно нежному телу, и величайшее смятение духа; простое желание иметь семью; потрясение, испытываемое при вести о чьей-то смерти; исступленная похоть и единоборство Иакова с ангелом.

***
Дай женщине пожить несколько дней такой жизнью, какую ты ей предложить не можешь, и наверняка потеряешь её. Она была само упоение, когда пила; сама любовь, когда любила; само отчаяние, когда отчаивалась, и само забвение, когда забывала.

***
Один из двоих всегда бросает другого. Весь вопрос в том, кто кого опередит.

***
Слова, слова... А другие действовали. Они не были сильнее, они были решительнее. Они не были смелее, они лишь знали, что другие не станут сопротивляться.

***
Любовь — не торгаш, стремящийся получить проценты с капитала. А для фантазии достаточно несколько гвоздей, чтобы развесить на них свои покрывала. И ей не важно, какие это гвозди — золотые, железные, даже ржавые… Где ей суждено, там она и запутается. Любой куст — терновый или розовый — превращается в чудо из «Тысячи и одной ночи», если набросить на него покрывало, сотканное из лунного света и отделанное перламутром.

***
Ревность? Не начинается ли она с осознания того, что один из любящих должен умереть раньше другого?

***
Ревнуют даже к воздуху, которым дышит другой.

***
Раскаяние весьма недолговечно. Особенно, если его можно обратить себе на пользу.

***
Для одной и той же вещи можно подыскать и хорошие и плохие слова. От этого ничего не меняется.

***
Человек слаб - в этом и заключается его прелесть.

***
Ждать и знать - разные вещи. Человек есть человек.

***
У нас только одна жизнь, она коротка, она быстротечна...

***
Мы и газет слишком много читаем в комнатах... А на лоне природы они ни к чему. Разве что костры разжигать.

***
Мы и спим слишком много в комнатах. Превращаемся в мебель. Каменные громады домов переломили нам спинной хребет. Чем мы стали? Ходячей мебелью, сейфами, арендными договорами, получателями жалования, кухонными горшками и ватерклозетами.

***
Зачем сопротивляться, вместо того, чтобы очертя голову ринуться в омут, - пусть не во что и не веря.

***
Счастье... Где оно начинается и где заканчивается?

***
Тебя держит сама любовь, а не человек, случайно носящий её имя. Ты ослеплён игрой воображения, разве можешь ты судить и оценивать? Любовь не знает ни меры, ни цены.

***
Сквозь тишину с улицы доносится тихий стук, словно в комнату пыталось пробраться нечто серое, безутешное, бесформенное, нечто более печальное, чем сама печаль... Какое-то далёкое, безликое воспоминание, бесконечная волна, которая, прихлынув, хочет отнять и похоронить то, что куда-то выплеснула на маленький остров и забыла на нём, - крупицу человека, света, мысли.

***
Одна моя знакомая говорила, что легче переспать с мужчиной, чем назвать его по имени.

***
Человек не подозревает, как много он способен забыть. Это и великое благо и страшное зло. Равик, - сказала она тихим, сдавленным голосом. - Думай обо мне что хочешь, мне все это безразлично. Я часто лгала. И буду лгать! Ведь вы только этого и хотите. - Жоан сбросила фотографию со стола. Она упала изображением кверху, и Равик увидел, что это не тот мужчина, с которым Жоан была когда-то в 'Клош д`Ор'. - Все вы этого хотите, - продолжала она с презрением. - Не лги, не лги! Говори только правду! А скажи вам правду - и вы не в силах вынести её. Никто её не выносит! Но тебя я обманывала не часто. Тебя - нет. Тебя я вообще не хотела обманывать.

***
Он загасил сигарету и выпрямился. Довольно: кто слишком часто оглядывается назад, легко может споткнуться и упасть.

***
Солнце не любит эти деревянные души, оно забывает о них. Потому-то они и живут бесконечно долго.

***
Скоро утро... Когда я вернусь, будет утро... и жизнь станет проще.

***
Тюльпаны и нарциссы - оранжево-золотистая буря весны.

***
В пустой ночи одиночества - вот когда в человеке может вырасти что-то свое, если только он не впал в отчаяние...

***
Сейчас Вебер сядет в машину и спокойно покатит за город, в свой розовый, кукольный дом, с чистенькой, сверкающей женой и двумя чистыми, сверкающими детками. В общем - чистенькое, сверкающее существование! Разве ему понять эту бездыханность, это напряжение, когда нож вот-вот сделает первый разрез, когда вслед за лёгким нажимом тянется узкая красная полоска крови, когда тело в иглах и зажимах раскрывается, подобно занавесу, и обнажается то, что никогда не видело света, когда подобно охотнику в джунглях, ты идёшь по следам и вдруг - в разрушенных тканях, опухолях, узлах и разрывах лицом к лицу сталкиваешься с могучим хищником - смертью - и вступаешь в борьбу, вооружённый лишь иглой, тонким лезвием и бесконечно уверенной рукой... Разве ему понять, что ты испытываешь, когда собранность достигла предельного, слепящего напряжения и вдруг в кровь больного врывается что-то загадочное, чёрное, какая-то величественная издёвка - и нож словно тупеет, игла становится ломкой, а рука непослушной; когда невидимое, таинственное, пульсирующее - жизнь - неожиданно отхлынет от бессильных рук и распадётся, увлекаемое призрачным, тёмным вихрем, который ни догнать, ни прогнать... когда лицо, которое только что ещё жило, было каким-то 'я', имело имя, превращается в безымянную, застывшую маску... какое яростное, какое бессмысленное и мятежное бессилие охватывает тебя... разве ему всё это понять... да и что тут объяснишь?

***
... Сотнями лежали моржи на берегу, пришел охотник и стал одного за другим приканчивать дубинкой. Объединившись, они могли бы легко раздавить его - но они лежали и не трогались с места; ведь убивал он всего-навсего соседей - одного за другим.

***
Я доверяю телу. Оно лучше знает, чего хочет, лучше головы, в которую бог знает что взбредет.

***
Покой хорош, когда ты сам спокоен. И любовь наша сохранится чистой, как пламя… Она не превратится в кухонный очаг, на котором варят капусту к семейному обеду.

***
Но всё подвижное сильнее неподвижного. Вода сильнее скалы.

***
В общем, не важно, где жить, Кэт. Больше или меньше удобств – не в этом главное. Важно только, на что мы тратим свою жизнь.

***
... а понимают ли люди вообще друг друга? Отсюда все недоразумения на свете.

***
В тебе был весь свет, вся сладость и вся горечь жизни. Ты мне вернула меня, ты открыла мне не только себя, но и меня самого.

***
Не рискуй понапрасну и действуй наверняка.

***
Можно ревновать к самой любви, отвернувшейся от тебя, но не к её предмету.

***
Слишком поздно. Ничего нельзя вернуть. Ничто не возвращается. Так же, как не возвращается прожитое мгновение.

***
Самое невероятное почти всегда оказывается наиболее логичным.

***
- Я никогда ничего не забываю. - В таком случае удивительно, как вы ещё живёте на свете. Спокойно прожить жизнь - вот что сегодня кажется самым невероятным приключением.

***
Париж - единственный в мире город, где можно отлично проводить время, ничем, по существу, не занимаясь.

***
Вера легко ведет к фанатизму. Вот почему во имя религии пролито столько крови. Терпимость - дочь сомнения.

***
Утро вечера мудренее. Звучит глупо и затасканно, но это так.

***
Мне не лучше и не хуже. Мне - никак.

***
... Слова, сказанные в темноте, - разве они могут быть правдой? Для настоящих слов нужен яркий свет. - Откуда ты все это знаешь? - Оттого что люблю тебя. Как она обращается с этим словом, подумал Равик. Совсем не думая, как с пустым сосудом. Наполняет его чем придется и затем называет любовью. Чем только не наполняли этот сосуд! Страхом одиночества, предвкушением другого 'я', чрезмерным чувством собственного достоинства. Зыбкое отражение действительности в зеркале фантазии! Но кому удалось постичь самую суть? Разве то, что я сказал о старости вдвоем, не величайшая глупость? И разве при всей своей бездумности она не ближе к истине, чем я? Зачем я сижу здесь зимней ночью, в антракте между двумя войнами, и сыплю прописными истинами, точно школьный наставник? Зачем сопротивляюсь, вместо того чтобы очертя голову ринуться в омут, - пусть ни во что и не веря?...

***
Маленькая освещенная кабина комнаты, такая же, как и прежде;снова тот же человек, которого любишь, он здесь, и вместе с тем каким-то странным образом его уже нет. Протяни руку, и ты коснешься его, но обрести больше не сможешь.

***
Самый простой способ избавиться от наваждения - это лицезреть своего преемника.

***
В Париже только больные обедают у себя в номере.

***
Судьба никогда не может быть сильнее мужества, которое противостоит ей. А если станет совсем невмоготу - можно покончить с собой. Хорошо осознавать это, но еще лучше сознавать, что, покуда ты жив, ничто не потеряно окончательно. Рождаясь на свет, мы отнюдь не улыбаемся.

***
Человек может многое выдержать.

***
У судьбы-злодейки всегда сюрпризы про запас. Удивит так удивит!

***
Если ты любишь и не веришь при этом в чудеса, ты потерянный человек...

***
Измучены только победители. Побежденные настроены весьма воинственно. Победа порождает беспечность.

***
Тот, кто грозит убить, никогда не убьёт.

***
Горят китайцы, облитые японским бензином.

***
Женщина от любви умнеет, а мужчина теряет голову.

***
Сказочное счастье - лежать и ни о чём не думать...

***
Две недели он ничего не читал, и газета показалась ему шедевром классической литературы. Разве можно что-нибудь объяснить, когда не смотришь друг другу в глаза?

***
Что такое время? Всё и ничто.

***
Всегда хорошо там, где нас нет. Вернешься на старое место, и все тебе кажется другим. А потом принимает прежний вид.

***
Ныне жизнь несётся дьявольски быстро. Ни к чему не следует привыкать. Даже к телу женщины.

***
Луна медленно поднималась над крышами домов. Грязный двор за окном стал казаться каким-то дворцом из серебра и теней. Немного фантазии - и любая кучка мусора превращается в серебряную россыпь.

***
Оправдание всегда найдётся. Был бы предлог.

***
Ночью человек всегда иной, чем днём.

***
Если мы перестанем делать глупости - значит мы состарились.

***
Никогда не следует мельчить то, что начал делать с размахом.

***
– Ты и не будешь стариться. Жизнь не оставит на твоем лице никаких следов, она лишь слегка коснется его, и оно станет еще красивее. Человек становится старым лишь тогда, когда уже ничего не чувствует. – Нет, когда уже не любит. Влюблённые никогда не отличаются учтивостью.

***
Мы живем в век консервов. (...) Нам больше не нужно думать. Все за нас заранее продумано, разжевано и даже пережито. Консервы! Остается только открывать банки. Доставка на дом три раза в день. Ничего не надо сеять, выращивать, кипятить на огне раздумий, сомнений и тоски.

***
Жизнь есть жизнь, она не стоит ничего и стоит бесконечно много.

***
Посмотри, что с нами стало? Насколько мне известно, только у древних богов были боги вина и веселья - Вакх и Дионис. А у нас вместо них - Фрейд, комплекс неполноценности и психоанализ, боязнь громких слов в любви и склонность к громким словам в политике. Скучная мы порода, не правда ли?

***
Её [мадам Буше] нельзя было назвать железной (...); но что гораздо хуже - она была резиновой. Железо можно сломать, резину - не сломаешь.

***
Время быстротечно. Выстоять - вот что главное. Когда-нибудь ты понадобишься. Ради этого надо сберечь себя и быть наготове.

***
... постарался отогнать мрачные мысли. Если все равно ничего нельзя сделать, незачем доводить себя до безумия.

***
И часы эти тоже ложь - ничто не дается даром, - только отсрочка. А что не отсрочка? Разве не все на свете - только отсрочка, милосердная отсрочка, пестрое полотнище, прикрывающее далекие, черные, неумолимо приближающиеся врата?

***
Жизнь слишком серьёзная вещь, чтобы кончиться прежде, чем мы перестанем дышать.

***
Мир неутомимо готовится к самоубийству, но ни за что не хочет признаться себе в этом. Оба они были людьми, но любое дерево казалось ему роднее, чем она.

***
Я стоял на швейцарской стороне и ел вишни. А косточки сплёвывал в Германию.

***
Ночью время стоит. Идут только часы.

***
Маленькая уютная квартирка с маленьким уютным обывательским счастьем. Маленький уютный покой на краю вулкана. Ты в самом деле считаешь это возможным?

***
Нет. Мы не умираем. Умирает время. Проклятое время. Оно умирает непрерывно. А мы живем. Мы неизменно живем. Когда ты просыпаешься, на дворе весна, когда засыпаешь - осень, а между ними тысячу раз мелькают зима и лето, и, если мы любим друг друга, мы вечны и бессмертны, как биение сердца, или дождь, или ветер, - и это очень много. Мы выгадываем дни, любимая моя, и теряем годы! Но кому какое дело, кого это тревожит? Мгновение радости - вот жизнь! Лишь оно ближе всего к вечности. Твои глаза мерцают, звездная пыль струится сквозь бесконечность, боги дряхлеют, но твои губы юны. Между нами трепещет загадка - Ты и Я, Зов и Отклик, рожденные вечерними сумерками, восторгами всех, кто любил... Это как сон лозы, перебродивший в бурю золотого хмеля... Крики исступленной страсти... Они доносятся из самых стародавних времен...

***
— Я была невероятно несчастна. — И долго? — С неделю. — Не так уж долго. - Это целая вечность, если ты по-настоящему несчастен. Я была настолько несчастна - вся, полностью, что через неделю мое горе иссякло. Несчастны были мои волосы, мое тело, моя кровать, даже мои платья. Я была до того полна горя, что весь мир перестал для меня существовать. А когда ничего больше не существует, несчастье перестает быть несчастьем. Ведь нет ничего, с чем можно его сравнить. И остается одна опустошенность. А потом все проходит и постепенно оживаешь.

***
- Что позабудешь, того потом не хватает всю жизнь, мсье, - заявил он. По-видимому, для него тема была далеко не исчерпана. - Правильно. А все, что запоминается, превращает жизнь в ад. - Только не для меня. Ведь это уже прошлое. Как может прошлое превратить жизнь в ад?

***
Я счастлива и хочу, чтобы ты тоже был счастлив. Я безмерно счастлива. Ты, и только ты у меня в мыслях, когда я просыпаюсь и когда засыпаю. Другого я ничего не знаю. Я думаю о нас обоих, и в голове у меня словно серебряные колокольчики звенят… А иной раз – будто скрипка играет… Улицы полны нами, словно музыкой… Иногда в эту музыку врываются людские голоса, перед глазами проносится картина, словно кадр из фильма… Но музыка звучит… Звучит постоянно…

***
Стерва или святая. В конце концов, какая разница? Важно, как мы сами к этому относимся.

***
Кем бы ты ни был - поэтом, полубогом или идиотом, все равно, - каждые несколько часов ты должен спускаться с неба на землю, чтобы помочиться. От этого не уйти. Ирония природы. Ожидание разъедает душу.

***
Ночь многое усложняет.

***
И что бы с вами ни случилось — ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным.

***
Какими жалкими становятся истины, когда высказываешь их вслух.

***
Помогай, пока можешь… Делай всё, что в твоих силах…Но когда уже ничего не можешь сделать – забудь! Повернись спиной! Крепись! Жалость позволительна лишь в спокойные времена. Но не тогда, когда дело идёт о жизни и смерти. Мёртвых похорони, а сам вгрызайся в жизнь! Тебе ещё жить и жить…

***
Кто действительно пропал, тот молчит.

***
Утратив тепло, вещи становятся отталкивающими.

***
Цветы надо любить, это верно, но не следует с ними церемониться.

***
Если хочешь что-то сделать, никогда не спрашивай о последствиях. Иначе так ничего и не сделаешь.

***
Люди любят друг друга, и в этом – всё! Это самое невероятное и самое простое на свете. Без любви человек не более чем мертвец в отпуске, несколько дат, ничего не говорящее имя. Но зачем же тогда жить? С таким же успехом можно и умереть…

***
Самая зыбкая разновидность счастья - любовь.

***
— Равик, почему ночью всё становится красочнее? Всё кажется каким-то лёгким, доступным, а недоступное заменяешь мечтой. Почему? Он улыбнулся: - Только мечта помогает нам примириться с действительностью. - Вы не похожи на человека, опьяняющего себя мечтой. - Можно опьяняться и правдой. Это ещё опасней.

***
Человек велик в своих замыслах, но немощен в их осуществлении. В этом и его беда и его обаяние.

***
Быть девственницей ещё не значит быть ясновидящей.

***
Среди женщин, ни разу не спавших с мужчиной, больше проституток, чем среди тех, для кого это стало горьким куском хлеба. Я уже не говорю о замужних.

***
Всё, что можно уладить с помощью денег, обходится дёшево.

***
Власть - самая заразная болезнь на свете... Да, и сильнее всего уродующая людей.

***
Ничто не повторяется. Повторяемся мы, вот и всё.

***
Не надо бояться быть смешным. Впрочем, для этого требуется не только мужество, но и известная непринуждённость. Нам всегда кажется, что если мы помогли человеку, то можем отойти в сторону; но ведь именно тогда ему и становится невмоготу.

***
Самое правильное при расставании — уйти.

***
- ... Львы убивают антилоп, пауки - мух, лисы - кур... Но какое из земных существ беспрестанно воюет и убивает себе подобных? - Детский вопрос. Ну конечно же, человек - этот венец творения, придумавший такие слова, как любовь, добро и милосердие. - Правильно. Какое из живых существ способно на самоубийство и совершает его? - Опять-таки человек, выдумавший вечность, Бога и воскрешение. - Отлично, - сказал Равик. - Теперь ты видишь, что мы сотканы из противоречий. Так неужели тебе все еще непонятно, почему мы умираем?

***
<...> все происходящее ныне отнюдь не ново. Все это уже случалось много раз. Ложь, вероломство, убийство, варфоломеевские ночи, коррупция, порожденная жаждой власти, нескончаемые войны... История человечества была написана слезами и кровью, и среди тысяч обагренных кровью памятников сильным мира сего лишь изредка встречается один, осиянный серебристым светом. Демагоги, обманщики, братоубийцы и отцеубийцы, упоенные властью себялюбцы, фанатики и пророки, мечом насаждавшие любовь к ближнему; во все времена одно и то же, во все времена терпеливые народы натравливались друг на друга и бессмысленно творили убийства... во имя императора, во имя веры, во имя коронованных безумцев... Этому не было конца.

***
Ему вспомнился Ромберг, убитый в 1917 году во время грозы на маковом поле во Фландрии. Грохот грозы призрачно смешивался с ураганным огнем, словно Бог устал от людей и принялся обстреливать землю.

***
Любовь не терпит объяснений. Ей нужны поступки.

***
Ты хороша, как все мечты мужчины, как все его мечты и ещё одна, о которой он и не подозревал.

***
Любовь - это когда люди принадлежат друг другу. Навсегда. Навсегда, подумал он. Старая детская сказка. Ведь даже минуту и ту не удержишь!

***
'Почему?' - это вопрос о который до сих пор разбивалась вся логика, вся философия, вся наука.

***
Кто ничего не ждёт, никогда не будет разочарован. Вот хорошее правило жизни. Тогда всё, что придёт потом, покажется вам приятной неожиданностью. Одиночество - извечный рефрен жизни. Оно не хуже и не лучше, чем многое другое. О нём лишь чересчур много говорят. Человек одинок всегда и никогда.

***
Невозможно удержать лавину, катящуюся с гор. И всякий, кто попытается это сделать, будет раздавлен ею. Лучше переждать, а потом откапывать заживо погребенных.

***
Всегда найдется ширма, за которую можно спрятаться; у каждого начальника есть свой начальник, предписания, указания распоряжения, приказы и, наконец, многоголовая гидра Мораль - Необходимость - Суровая действительность - Ответственность, или как ее там еще называют... Всегда найдется ширма, за которую можно спрятаться, чтобы обойти самые простые законы человечности.

***
- Ты никогда ничего не боишься. - Я уже ничего не боюсь. Это не одно и то же.

***
Между нами трепещет загадка - Ты и Я, Зов и Отклик, рожденные вечерними сумерками, восторгами всех кто любил... Это как сок лозы, перебродивший в бурю золотого хмеля... Крики исступленной страсти... Они доносятся из самых стародавних времен... Бесконечный путь ведет от амебы к Руфи, и Эсфири, и Елене, и Аспазии, к голубым Мадоннам придорожных часовен, от рептилий и животных - к тебе и ко мне...

***
Неправдоподобно и то, что неустанно струится во мраке моих жил, с температурой 36,7, солоноватое на вкус, четыре литра тайны и безостановочного движения.

***
- Вы не любите говорить о себе, не правда ли? - Я даже думать не люблю о себе.

***
Он знал, что ее упоение страстью - это упоение самой собой, хмельной дурман, яркая вспышка, дань минуте - не больше. А теперь, впервые, подобно летчику, который в разрыве ослепительно сверкающих облаков, где свет и тень играют в прятки, внезапно замечает далеко внизу землю, зеленую, коричневую и сияющую, - теперь он увидел нечто большее. За упоением страсти он почувствовал преданность, за дурманом - чувство, за побрякушками слов - человеческое доверие.

***
Только мелочи объясняют все, значительные поступки ничего не объясняют. В них слишком много от мелодрамы, от искушения солгать.

***
Самый легкий характер у циников, самый невыносимый - у идеалистов. Вам не кажется это странным? Всё живое движется, а то, что движется, может быть сильным, изящным или смешным, ему недоступно лишь одно - отрешённое величие неподвижного и застывшего. Смерть - в ней было подлинное величие, в ней человек достигал завершённости, да и то на короткое время.

***
Жизнь - нечто большее, чем свод сентиментальных заповедей.

***
Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого?

***
Утешает только самое простое. Вода, дыхание, вечерний дождь. Только тот, кто одинок, понимает это.

***
Что сейчас могло казаться слишком громким? Только тишина. Тишина, в которой тебя разносит на куски, как в безвоздушном пространстве.

***
В сплошном мраке и блуждающий огонек - маяк.

***
Любовь - не то слово. Оно слишком мало говорит. Оно - лишь капля в реке, листок на дереве. Все это гораздо больше...

***
- Разве я спокойна? - По крайней мере вы знаете, чего хотите. А это почти одно и то же.

***
Счастье достается как-то очень просто и всегда намного проще, чем думаешь.

***
Счастья кругом - сколько угодно. Только нагибайся и подбирай. Счастье начинается тобой и тобой же кончится. Это же так просто. Любовь - это когда хочешь с кем-то состариться.

***
Дёшево только то, что носишь без чувства уверенности в себе.

***
Жить - значит жить для других. Все мы питаемся друг от друга. Пусть хоть иногда теплиться огонек доброты… Не надо отказываться от нее... Доброта придает человеку силы, если ему трудно живется.

***
Нигде ничто не ждёт человека. Всегда надо самому приносить с собой всё.

***
Человек никогда не может закалиться. Он может только ко многому привыкнуть.

***
Мораль - выдумка слабых, жалобный стон неудачников.

***
Женщин следует либо боготворить, либо оставлять. Все прочее - ложь.

***
Она не любила возвращаться в темные комнаты. Так же, как и он.

***
Когда дело касается мелочей, можно и спросить, а ежели речь идёт о важном - никогда.

***
Любую вещь можно куда-нибудь поставить. Места на земле хватает для всего. Только не для людей. Любовь - не зеркальный пруд, в который можно вечно глядеться. У нее есть приливы и отливы. И обломки кораблей, потерпевших крушение, и затонувшие города, и осьминоги, и бури, и ящики с золотом, и жемчужины... Но жемчужины - те лежат совсем глубоко.

***
Скорее всего теряешь то, что держишь в руках; когда оставляешь сам - потери уже не ощущаешь.

***
Разве может быть любовь совершенной, если каждую ночь, едва уснув, я теряю тебя?

***
Любовь как болезнь - она медленно и незаметно подтачивает человека, а замечаешь это лишь тогда, когда уже хочешь избавиться от нее, но тут силы тебе изменяют.

***
Все всегда предрешено заранее, а люди не осознают этого и момент драматической развязки принимают за решающий час, хотя он уже давно беззвучно пробил.

***
Любовь, подумал он. И здесь любовь. Вечное чудо. Она не только озаряет радугой мечты серое небо повседневности, она может окружить романтическим ореолом и кучку дерьма… Чудо и чудовищная насмешка.

***
Мы слишком много времени торчим в комнатах. Слишком много думаем в четырех стенах. Слишком много живем и отчаиваемся взаперти. А на лоне природы разве можно впасть в отчаяние?

***
Вечное душевное отчаяние - отчаяние ночной темноты. Приходит с темнотой и исчезает вместе с нею.

***
Когда умираешь, становишься каким-то необычайно значительным, а пока жив, никому до тебя дела нет.

***
Раскаяние - самая бесполезная вещь на свете. Вернуть ничего нельзя. Ничего нельзя исправить. Иначе все мы были бы святыми. Жизнь не имела в виду сделать нас совершенными. Тому, кто совершенен, место в музее. — Святых трогать не надо <…>. Святые держат нейтралитет. — Не всегда, - сказал Равик. — В тяжелые времена у Бога всегда есть какой-то шанс. Не раз я уже видела здесь атеистов за молитвой. <…> А вам разве не приходилось молиться, когда вас брали за горло?

***
— Как странно… - сказала она тихо. – Странно, что человек может умереть… когда любит…

***
Время, ставшее прошлым, утрачивает в сознании людей всякую реальность. Оно утешает, пугает, и внушает безразличие.

***
Ни один человек не может стать более чужим, чем тот, кого ты в прошлом любил <...>. Рвется таинственная нить, связывавшая его с твоим воображением. Между ним и тобой еще проносятся зарницы, еще что-то мерцает, словно угасающие, призрачные звезды. Но это мертвый свет. Он возбуждает, но уже не воспламеняет - невидимый ток чувств прервался.

***
От оскорбления можно защититься, от сострадания - нельзя.

***
<...> когда у человека уже нет ничего святого – все вновь и гораздо более человечным образом становится для него святым. Он начинает чтить даже ту искорку жизни, какая теплится даже в червяке, заставляя его время от времени выползать на свет.

***
Забыть... Какое слово! В нем и ужас, и утешение, и обман! Кто бы мог жить, не забывая? Но кто способен забыть все, о чем не хочется помнить? Шлак воспоминаний, разрывающий сердце. Свободен лишь тот, кто утратил все, ради чего стоит жить.

***
Ты можешь превратиться в архангела, шута, преступника - и никто этого не заметит. Но вот у тебя оторвалась, скажем, пуговица - и это заметит каждый. До чего же глупо устроено всё на свете.

***
Вторая ночь. Она опасна. Прелести новизны уже нет, а прелести доверия ещё нет.

***
Она хочет остаться друзьями. Мне же остается лишь поменять любовь на дружбу, или же исчезнуть из ее жизни навсегда. Я выбираю второе. Почему? Потому что так и должно быть... Нельзя поселиться в сгоревшем дотла доме. - Нет, – быстро сказал он. – Только не это. Остаться друзьями? Развести маленький огородик на остывшей лаве угасших чувств? Нет, это не для нас с тобой. Так бывает только после маленьких интрижек, да и то получается довольно фальшиво. Любовь не пятнают дружбой. Конец есть конец.

 


рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
» Януш Леон Вишневский. Неверность   ( Цитаты из книг ) *** Она была поглощена мыслями о своей влюблённости. Это было что-то вроде невроза страха. Страха потерять его; страха не соответствовать его ожиданиям; страха потерять с ним время; страха посвятить ему слишком много времени; страха, что она делает для него слишком много; страха, что она делает для
» Эрих Мария Ремарк. Искра жизни   ( Цитаты из книг ) *** Надо рассчитывать только на то, что держишь в руке. *** Если во что-то веришь, страдания не столь мучительны. *** В сутках много часов, а для смерти требуются всего секунды. Много смертей, наверное, скрыто в сверкающих часах, посланных с небосвода безжалостным солнцем. *** Странно. Иногда
» Чарльз Буковски. Самая красивая женщина в городе   ( Цитаты из книг ) *** Целовалась она очень славно, язык у неё - словно грустное прости. *** - <...> кожа у меня очень чувствительная. - Я рада, что в вас есть хоть что-то чувствительное. - Я тоже рад, но лучше бы это была не кожа. *** Его всегда удивляло то, что одни люди так торопятся в одну сторону, а другие
» Райчел Мид. Академия Вампиров. Охотники и жертвы   ( Цитаты из книг ) *** Мы с Богом заключили постоянно действующее соглашение: я верю в Него — едва-едва — до тех пор, пока Он позволяет мне отсыпаться по воскресеньям. *** Самые выдающиеся, самые значительные перевороты часто начинаются очень тихо, до поры до времени прячась в тени. *** — Роза, рад твоему
» Михаил Веллер. Чуча-муча, пегий ослик   ( Цитаты из книг ) *** 'Между нами всегда оставался ну самый последний миллиметр?' — сказала ты. Через много лет я ответил: 'Он оставался внутри тебя'. Его ты так никогда в жизни и не преодолела, не бросилась в омут очертя голову, не отдала себя всю безоглядно и без остатка, и поэтому не обрела взамен и одновременно
» Мартти Ларни. Прекрасная свинарка   ( Цитаты из книг ) *** Добродетель имеет много поклонников, но мало последователей. *** Однако чистая и простая правда очень редко бывает абсолютно чиста, а ещё реже - проста. *** Он плохо знал женщин, но был о них совершенно твердого мнения. *** По мнению матери, я была так хороша собой, что мне не имело смысла
» Маргарет Этвуд. Рассказ Служанки   ( Цитаты из книг ) *** Ничего невозможно рассказать в точности так, как оно было, ибо то, что говоришь, не бывает точно, что-то всякий раз упускаешь, слишком много ролей, сторон, противотоков, нюансов; слишком много жестов, кои могли значить то или это, слишком много форм, кои целиком не опишешь, слишком много
» Дэниел Уоллес. Крупная рыба   ( Цитаты из книг ) *** – Дожди у нас – частое дело... но ты привыкнешь. – Тут всё какое-то... унылое... – Привыкнешь. Такое уж это место, Эдвард. Ко всему привыкаешь. – Но я не хочу. – И к этому тоже. К этому тоже привыкнешь. *** Что такое шутка? — возражаю я. — Минуту-другую смешно, и всё. Потом остаешься ни с чем.
» Александр Бушков. Рыцарь из ниоткуда   ( Цитаты из книг ) *** Конечно, жизнь не повторяет игру автоматически и бездумно, но в одном игра и жизнь абсолютно схожи: на каждого охотника всегда найдется кто-то, для кого именно этот охотник станет дичью... *** Твоя жизнь старательно делала тебя сволочью все эти годы, слишком мало от тебя зависело, а грязи было
» Этим вечером ангелы плакали   ( Цитаты из фильмов ) *** Да я следил за ней. А что мне оставалось делать?! Ведь я превратился в законченного параноика... Не знаю, любил ли я её, но я точно был ею одержим! Ревность выжигала меня изнутри, мой мозг плавился на медленном огне, и боль была почти что физической. *** - Как жизнь? - Регулярно. *** Это была
» Нежная Ирма (Irma la Douce)   ( Цитаты из фильмов ) *** - Ты заставляешь меня чувствовать себя дешевкой. - Дешевкой? - Как я буду выглядеть, если позволю тебе работать? Ты хочешь, чтобы другие девочки подумали, что я не могу содержать своего мужчину? Я хочу, чтобы ты одевался лучше, чем кто-либо. Хочу, чтобы у тебя было много денег, хочу гордиться
» Карта звуков Токио (Map of the Sounds of Tokyo)   ( Цитаты из фильмов ) *** - Ты не могла бы поужинать со мной? - Зачем? - Если я буду ужинать один, я много выпью. Если я много много выпью, мне становится грустно. А если мне становится грустно, я начинаю плакать и думать про причины, чтобы убить себя. - Ты просишь меня спасти тебе жизнь? - Да. *** И когда жизнь ему
» AR.FA - Трудности   ( Цитаты из песен ) Мы слишком много думаем, слишком много знаем, Мы слишком много берем, и слишком мало дарим, Мы слишком самолюбивы, слишком уверены, Мы слишком много прячем, и слишком мало верим..
» Александр Бушков. Рыцарь из ниоткуда   ( Цитаты из книг ) Конечно, жизнь не повторяет игру автоматически и бездумно, но в одном игра и жизнь абсолютно схожи: на каждого охотника всегда найдется кто-то, для кого именно этот охотник станет дичью… *** Твоя жизнь старательно делала тебя сволочью все эти годы, слишком мало от тебя зависело, а грязи было
» Комплименты   ( Афоризмы ) Комплимент должен быть правдивее правды. Хуго Штейнхаус Что такое комплименты? То, что вы говорите, когда не знаете, что сказать. Констанс Джонс Женщину никогда нельзя обезоружить комплиментом, мужчину можно всегда. Оскар Уайльд Женщины, в своем большинстве, любят слушать правду, как бы она им ни
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Основные разделы
Наши партнёры
Облако тегов
Поддержите проект


Опрос
Оцените сайт ZESTWORD.RU
Мы Вконтакте